Пили вино из больших фужеров и болтали

Придерживая официанта за рукав, Сутохин дал официанту подробные наставления, какие закуски принести. Потом он обернулся к компании и уловил беспомощно-тревожный взгляд Сергея. Конечно же, матросу не хватит, чтобы расплатиться за ужин даже на пару с Сутохиным.

Между тем Сергей, чувствуя себя униженным, стесняясь незнакомых девушек, наклонился через стол к Сутохину и шепотом, смысл которого был, конечно же, всем понятен, стал объяснять ситуацию. Сутохин покровительственно махнул рукой и слегка похлопал себя по нагрудному карману модного пиджака.

И началась «гульба».

Наташа и Лена (так звали девушек) лихо пили вино и коньяк из больших фужеров, болтали о какой-то даче, сыпали анекдотами, которые мягко выражаясь, предназначаются только для мужской компании.

Сергей захмелел, но не переставал думать о деньгах, соображая, как бы незаметно сунуть Сутохину свою единственную пятерку. Не половина, конечно, но тоже деньги. Когда официант подошел к столику, чтобы рассчитаться с клиентами, Сергей под столом сунул пятерку Сутохину. Но тот помахал ею, чтобы привлечь всеобщее внимание, затолкал Сергею в нагрудный карманчик пиджака и пьяно хохотнул:

— Убери, маме отдай. Ты, небось, маме всю получку отдаешь, а?

У Сергея от стыда вспыхнули щеки. А Сутохин продолжал куражиться.

— Плевать я хотел на эти бумажки! Я их не печатаю, они ко мне сами в карман летят. Держи, не роняй, — он нагло тыкал пожилому тучному официанту, но тот лишь улыбался.

А Сутохин, заплатив более чем щедро, достал еще одну десятку и демонстративно швырнул на пол.

— Подбирай, это тоже твое, — хрипло засмеялся он и хлопнул в ладоши, показывая, что спектакль окончен.

— Зачем ты так, ведь сам... — начал было Сергей. Он хотел сказать «Ведь сам ты официант, зачем же унижаешь человека?»

— Ну как, девочки, возьмем этого фраера на хату или здесь бросим? — перебил его Сутохин, тем временем под столом придавив ногу матроса тяжелым ботинком.

Так Сергей Никитин заглянул в «красивую жизнь» Бориса Сутохина...

...«Иван Пущин», рассекая балтийскую волну острым форштевнем, медленно удалялся от берега. Позади остался морской вокзал, торговый порт с густым лесом работяг-кранов. Впереди — датские проливы, Северное море, Атлантика.

В жизни Сергея это был четвертый рейс — все по тому же маршруту, с заходами в Хельсинки, Лондон, Квебек и конечным пунктом — Монреалем. Он намеревался плавать и в дальнейшем, хотел стать штурманом. А пока готовился к поступлению в мореходкое училище.

Жаль, конечно, что придется расстаться с экипажем «Ивана Пущина». Люди эти ему нравились. Вот, например, Павел Степанович Бойко. Настоящий морской волк! Он почти двадцать лет проплавал матросом. Где только не побывал, чего не повидал! А ведь нисколько не зазнается. Всегда с молодыми как с равными разговаривает, а если и пожурит, подскажет, то необидно, и от этого хочется работать лучше, чтобы еще раз увидеть одобрительную улыбку Степаныча. Ему первому и сказал Сергей о своем намерении подать документы в мореходку.

— Что ж, дело хорошее, — одобрил Степаныч. — Только зачем с судна-то списываться? Я вот заканчиваю училище заочно. И, как видишь, работаю. Чего уставился, не веришь, что учусь?

Сергею и правда показалось странным — лысеющий тридцатисемилетний человек, старик в его глазах, а вдруг — курсант.

А «старик» продолжал:

— Придем из рейса, и я, если хочешь, поговорю с кем надо, отпустят тебя на экзамены, один рейс всего и пропустишь, а потом — снова на судно. Лады?

После этого разговора Сергей весь день пребывал в отличном настроении. Пока нечаянно не столкнулся с Сутохиным. Сергею все еще неприятно было вспоминать вечер в обществе тех разудалых красоток, которые, наверное, за телка безмозглого его приняли. Но, пожалуй, еще неприятнее было вспоминать пьяную выходку Сутохина, его неприкрытое желание унизить пожилого официанта. «Можно ли все списать на алкоголь? — размышлял Сергей. — Ведь недаром говорят: что у трезвого на уме, у пьяного на языке». На нашем сайте продаются туры https://checkintime.ru/ с гарантией, имеются скидки.